Богемская рапсодия: Фредди, пассионарии и герои

Посмотрела наконец “Богемскую Рапсодию». Когда смотришь действительно стОящую вещь, поневоле врастаешь в неё, а тут такая потрясающая история живой (вернее, мертвой) легенды.

Bohemian Rhapsody, афиша

— Фредди, ты можешь сгореть в такой работе.
— Да, но свет будет божественный.

Фредди Меркьюри

Меня всегда завораживали истории о пассионариях. Фредди Меркьюри – как раз такой. Это – личность, способная ради дела пригоршнями разбрасывать себя, не боясь сгореть, в итоге он перекраивает музыкальный мир, озаряет его своим огнём.

Фредди говорят: «Опера? Кто в наше время любит оперу?» Пытаются подрезать крылья. Сколько раз мы слышали такое и, пытаясь кому-то там угодить, предавали себя и свои мечты. Но Фредди наплевать на то, что думают о нем те, кто не видят дальше своего носа, Фредди знает, что рождённый ползать – летать не может. И он создаёт свою «Рапсодию» так, как считает нужным.

Некоторые люди готовы жертвовать собой и другими людьми ради своих целей, которые часто бывают иллюзорны. Это качество, по сути, — антиинстинкт; я назвал его новым термином — пассионарность (от латинского passio — страсть).

Лев Гумилев “Этносфера: история людей и история природы”

Фредди – далеко не святой, о, он совсем-совсем не невинный персонаж. Его роль не в этом. Кому-то же надо прокладывать своими костями дорогу святым. Каждому – по способностям. У всех нас – своя роль. Нет никого, кто не был бы важен. И пусть никто не уйдёт обиженным. Фредди знает не понаслышке, что грешник Данте описал рай, которого никогда не достигнет, но так гениально, что столько светлых в этот рай поверили.

Фредди – герой. Это – его проклятие, его роль. Герой пылает, ставит на кон все – и побеждает, или сгорает и гибнет, или и то, и другое, но это не страшно, потому что он не единственный такой, на смену ему придет новый. Фредди знает это. Вернее, догадывается.

Не стоит думать, что пассионарный человек обязательно стоит на высоких ступенях социальной иерархии и его имя остается в истории (…) Имен многих из них мы не знаем, поскольку они были не «вождями масс», а частью народа; не возглавляли, а скорее «раскачивали» людей, толкая их к действию. Именно такие безымянные пассионарии представляют собой самый важный элемент в этногенезе. Действуя не столько силой, сколько личным примером, воодушевлением, а не подчинением, они являют окружающим новые стереотипы поведения (…) Именно эти «безымянные» пассионарии, заставляя соотечественников забывать лень и трусость, обеспечивали жизнь им, их семьям и потомству. Действовали они часто не столько жестоко, сколько жестко, но ведь каждому не объяснишь, что ему выгодно.

Лев Гумилев “От Руси к России”

Более того, это история о том, что одинокий огонёк в окне – это хорошо, но он сияет ярче, окружённый другими огнями. Фредди – это Queen, Queen – это Фредди. Но Фредди все равно один. Он всегда один. Он сидит у окна с зажженной лампой, и на его свет слетаются пустые бабочки и мотыльки. Одиночество – это то, чем приходится платить, когда ты не идёшь в ногу со временем, а бежишь, как безумный, где-то впереди. Но Фредди не посыпает голову пеплом. «У меня нет времени быть жертвой», – говорит Фредди. У него действительно нет на это времени. Столько всего надо сделать, некогда себя жалеть. И это настолько красиво, что просто дух захватывает.

“У меня нет времени быть жертвой”

Фредди, “Богемская рапсодия”

Конечно же, поразила сцена, как они записывали «Рапсодию». Это – шедевр о том, как создаётся шедевр. Группа запирает себя на неопределенный срок в деревенском домике, скучает, ссорится, доходит до предела творческого горения – и выдает запись, которая останется на века.

Поразил также в фильме образ Мэри. «Мэри знает меня таким, каким больше никто не узнает». За этим скрывается вся боль одиночества Меркьюри, но ещё и признательность за ту высшую форму любви, которая принимает и отдаёт, не требуя ничего взамен, но и не умеет лгать, даже, чтобы спасти себя.

-Мне кажется, я би, – говорит Фредди своей возлюбленной.
-Фредди, ты – гей.

Скорее всего, «Рапсодия» – это фильм, который я могла бы пересматривать время от времени. Для вдохновения. В память о Queen. Потому что, даже если, уходя, вы гасите свет, the show must go on.

It’s a beautiful day, the sun is shining. I feel good, and no one’s gonna stop me now.

Freddie Mercury

Писатель, фотограф, блогер, неусидчивый читатель, оптимист. Автор книги "Время дождя. Парижские истории" (2017 г.) и арт-проекта "Города и люди". Изобретает вечность, заглядывает в души. Любит путешествовать, рассказывать истории и валять дурака.

Оставьте здесь Ваш комментарий:

Не беспокойтесь, Ваш электронный адрес не будет опубликован!

Нижний колонтитул сайта

Скользящая боковая панель