Жизнь, жизнь

Я всегда верила в судьбу. Или это судьба верила в меня? А что если мы с ней заблуждаемся? Однако, как можно заблуждаться о том, что наступит так же неотвратимо как наш исход, потому что это уже здесь, прорастает, бьется в груди как удары тамбура.

Giverny

Я не верю в провидение, не верю в сверхъестественное, вернее, оно не кажется мне сверхъестественным, ведь наука и магия – две стороны одной медали, как разум и чувства – один человек, расколотый как хрупкая чашка на двое.

Я верю, что есть что-то большее, чем мы сами, что-то такое огромное, что в том месте, где мы соприкасаемся с ним, точка становится кругом и превращается в спираль и снова в круг. Огромное как вселенная и малое как кварк, и это величие и эта малость так часто ускользают от нашего затуманенного взгляда.

Раньше я просто знала, а теперь вижу. Чем дальше в дороге, тем все видится яснее, вот только как объяснить, да и кто поймёт?

А все проще простого. Так просто, как взмах руки. Вот оно, движение, вот они, пальцы, и горсть, и кулак, все это есть и невозможно отрицать. Я смотрю на свою жизнь и вижу ее с начала до конца, здесь и сейчас, и я понимаю, что Хулио Кортасар, черт возьми, был прав. «Все случилось ещё до того, как было написано». Все, что происходит, те ежесекундные колебания общей линии, мерцающие бегущие строки, иллюзия выбора, которого не существует, все это – судьба, фатум, и она ведёт нас к свершению, к тому, для чего мы родились, к высшей точке бытия – смерти.

В этой мерцающей пульсирующей массе событий, которые складываются калейдоскопом в жизнь, иногда проглядывают детали и вехи сквозь мутную пену времён как узор на кофейной гуще.

Life

Чтобы все это понять и не свихнуться, надо однажды суметь отделиться от тела, от разума, от себя, своих желаний и эмоций, чтобы увидеть блаженное ничто, которое и есть мы, ничто, которое является всем, и то, что мы иногда называем отражением бога в человеке, или душой.

Все это невозможно объяснить, я не нахожу слов, и слова не находят меня, в это можно верить или просто видеть. И это видение поражает, так, что хочется вернуться в простоту и быт, забыть и быть как те, кто блаженны в своём неведении.

Но все случилось ещё до того, как было написано. Времени не существует, потому Арсений Тарковский в своём стихотворении «Жизнь жизнь», в котором он все-все понял, писал о прадедах и внуках за одним столом, и о том, что «живите в доме, и не рухнет дом», имея в виду нашу жизнь, точку опоры, вокруг которой все вращается, то есть настоящий момент, который как семечко, набухает из прошлого, из которого рвётся на волю будущее. И так без конца, пока не наступит конец и новое начало.

Живите в доме — и не рухнет дом.
Я вызову любое из столетий,
Войду в него и дом построю в нем.
Вот почему со мною ваши дети
И жены ваши за одним столом,-
А стол один и прадеду и внуку:
Грядущее свершается сейчас,
И если я приподымаю руку,
Все пять лучей останутся у вас.

Арсений Тарковский “Жизнь, жизнь”

Оставьте здесь Ваш комментарий:

Не беспокойтесь, Ваш электронный адрес не будет опубликован!

Нижний колонтитул сайта