Ирина Кузнецова: «Ничего невозможного нет»

Сегодня я представляю вашему вниманию талантливую художницу, поэта и режиссера из Москвы – Ирину Кузнецову. Она расскажет вам о своих любимых городах, о выставках “Камни неба” и “Мастерская”, спектаклях “Открытие порта” и “Исход” и о том, что “ничего невозможного нет”. Встречайте!

Ирина Кузнецова
Ирина Кузнецова на арт-выставке “Мастерская”. Москва, 2016 г. Фотография Екатерины Бирюковой

– Привет, Ира! Спасибо, что согласилась поучаствовать в моем проекте «Города и люди».

Привет. С удовольствием отвечу на твои вопросы, мне интересен этот проект, по-моему, здорово, что таким образом можно расширить географию творческих встреч, пусть даже через виртуальное знакомство…

– Отлично! Рада, что проект тебе нравится. У каждой истории есть свое начало. Расскажи нам, с чего все началось для тебя?

Для меня нет какой-то определенной точки отсчета в творчестве, может быть, потому что я выросла в семье художника, где волшебство рождалось прямо на глазах, может быть, потому что с детства меня окружала потрясающей красоты природа. Это учило меня созерцанию, погруженности в себя, общению с предметом и тонкому наблюдению своих чувств. Я старалась сразу выбрать наиболее точные способы их выражения. Но пожалуй, этому я учусь всю жизнь.

Картина Ирины Кузнецовой
Irina Kuznetsova. Red horse, 60×90 cm, acrylic on canvas, 2016

– Когда мы познакомились с тобой в Новосибирске, ты училась на филологии и писала прекрасные стихи. Когда именно ты решила посвятить себя живописи?

Да, помню это время. НГУ подарил мне среду многих замечательных творческих людей, у которых было чему поучиться, до сих пор Академгородок – это особенное место для меня. Однако филология казалась дисциплиной ограниченной, мне хотелось ощущать более вещественные плоды своего труда. Выражать себя только словом мне было мало. Меня привлекал сам процесс превращения мысли в замысел, а следом в произведение искусства, которое можно потрогать, увидеть своими глазами, получить сиюминутный отклик. Поэтому я оставила университет без сожалений и начала подготовку к поступлению в Архитектурно-художественную академию. Помню, как оказалась там впервые, меня больше всего поразила южная лестница (место будущих многочасовых трудов над мозаикой, сграффито и прочими волшебными монументальными техниками), целая лестница в 5 огромных этажей, с окнами во всю стену была отдана на растерзание студентам, чтобы практиковаться на стене. Копии фресок Рафаэля соседствовали с мозаикой из керамической плитки по оригинальным эскизам и сграффито на тему краснофигурной греческой вазовой росписи. Все это поражало воображение! Когда через год я поступила, это был один из самых счастливых моментов в моей профессиональной жизни. Началось увлекательное путешествие навстречу своему собственному видению мира, конечно, предстояло узнать очень многое, не все мне давалось легко прямо скажем. Что-то из того, о чем говорили преподаватели дошло спустя время, но думаю, так часто происходит при таком концентрированном потоке новой информации.

Филология казалась дисциплиной ограниченной, мне хотелось ощущать более вещественные плоды своего труда. Выражать себя только словом мне было мало. Меня привлекал сам процесс превращения мысли в замысел, а следом в произведение искусства, которое можно потрогать, увидеть своими глазами, получить сиюминутный отклик.

Ирина Кузнецова

– Можно ли разделить твое творчество на периоды, и если да, то какие?

Думаю, можно, но это задача будущих биографов и искусствоведов, ха-ха. А так многое из того, чем я занимаюсь, органически перетекает из одного в другое, дополняет мое восприятие окружающего мира. Я уже говорила о том, что для меня искусство – это образ жизни, образ мысли, поэтому естественно, что различные изменения в моей жизни находят отражение и в том, что я делаю; наверное, если бы стояла задача разделить творчество на периоды, нужно было бы вдумчиво изучать многие аспекты моей жизни, того, что окружало меня в разное время. Могу точно сказать, что последнее время меня интересовала абстрактная живопись и графика во всей ее выразительности, но сейчас я чувствую, что настало время обратиться снова к фигуре. Посмотрим, что из этого получится.

– Я помню нарисованную тобой много лет назад мадонну, она до сих пор стоит перед глазами? Кстати, где она сейчас?

Если говорить о точках отсчета, пожалуй, это одна из них. Эта картина называется ‘Фрейя’. Она появилась еще в 2008-м году, совершенно спонтанно. Я просто взяла бумагу и пастель, не помню, как двигалась моя рука, такое впечатление, что мне нужно было просто проявить ее, как проявляют пленку, когда изображение постепенно появляется на белом фоне, становясь все отчетливее, пока не обретет свои собственные подлинные черты. Она очень дорога мне и везде со мной. Удивительно, но она переезжала уже много раз, часто я ловлю на себе ее взгляд. А в значимые периоды жизни она своим строгим и ласковым взглядом будто отвечает мне. Это большая радость иметь такого нежного друга, не представляю себя без нее.

 Фрея - Ирина Кузнецова

– У тебя недавно прошли выставки « Камни неба» в Новосибирске в галерее Collezion Privata, а также выставка «Мастерская» в Москве. Можешь рассказать поподробнее?

Выставка ‘Камни неба’ – это результат совместного проекта с поэтом и переводчиком Андреем Щетниковым, с которым мы работали над новым изданием книги стихов Пабло Неруды (Андрей как переводчик,  я как художник). После того, как книга была завершена, у меня все же оставалось чувство недосказанности, хотелось какого-то финального яркого акцента, потому что для меня эта серия работ знаковая – тема камней и их созерцания, общения с ними мне близка с ранних лет, поэтому я считаю большой удачей выразить доступным мне изобразительным языком то, к чему я неравнодушна. Я предложила Андрею сделать выставку и презентацию книги в Новосибирске, он откликнулся и довольно быстро была выбрана площадка – холл ГПНТБ, где как раз в начале сентября должен был открыться международный книжный форум ‘Книга: Сибирь-Евразия’, с организацией нам помог Антон Метельков. Выставка собрала интересных зрителей, Андрей читал стихи из книги (даже на испанском) и вообще это был замечательный вечер, было ощущение какого-то нового свежего воздуха, думаю, этот эффект примечателен для таких проектов на стыке разных областей.

Потом я уехала на родину, но со мной связались из галереи Collezion Privata, выяснилось, что они хотят разместить выставку у себя. Так получилось, что мы закрыли выставку в ГПНТБ, а на следующий день буквально она открылась заново в другой галерее. Мне приятно, что то, чем я занималась несколько месяцев, тот поиск точных выразительных средств, техники и верной композиции, потребовавший совершенной погруженности в образность Неруды, все это получило такой отклик среди зрителей. Самое интересное, что эта история еще не закончилась: несколько работ из этой серии будет представлено на Региональной художественной выставке ‘Арт-Нск’ в Художественном музее Новосибирска (открытие состоялось 3 ноября).

Выставка "Камни неба"

– Думаю, нам всем было бы интересно послушать о проекте «Открытие порта», над которым вы работали с сибирским поэтом Иваном Полторацким, музыкантом и поэтом Юлей Сайгак и другими талантливыми личностями. Как вообще родился этот проект, как вам удалось претворить его в жизнь и будет ли этот проект продолжаться?

‘Открытие порта’ – это необычный проект, в котором встретились совершенно разные люди, с разным видением мира, но объединенные желанием творить и давать уникальное звучание тому, о чем не всегда находится возможность сказать в повседневной жизни. Я участвовала в большом концерте в декабре 2010. Это было очень концентрированное действо, мы долго готовились. Для меня это был важный опыт с точки зрения погруженности в то, что я делаю в конкретном моменте на сцене, а также взаимодействия со зрителем. Я поняла, как легко уйти в транс, как вообще поэзия близко подходит к ритуальной практике. Ритм текста и ритм музыки накладываются друг на друга, резонируют. И этот мощный заряд несет очень много хаоса в себе, того самого о котором говорил Ницше.

спектакль исход
Спектакль “Исход”. Новосибирск, 2013 г. Фотография Янины Болдыревой

Мне ближе более структурированный подход, с холодной головой, если угодно. И в подготовке к своему спектаклю ‘Исход’ (Театр Афанасьева, 29 апреля 2013 года) я старалась это учесть. Для меня было важно найти то самое подлинное звучание текста, раскрыть его наиболее полно, это требовало большой внимательности, долгих месяцев подготовки. Почти всю музыку к спектаклю специально писал Святослав Марченко (о нашей совместной работе я до сих пор вспоминаю с теплом – удивительное творческое и душевное взаимопонимание). Я добивалась максимально чистого звучания, чтобы каждая нота была на своем месте, поэтому пришлось много чего коррректировать. В общем сложности подготовка спектакля от первоначальной идеи до ее воплощения заняла около 2 лет.

Открытие порта
Спектакль “Исход”. Новосибирск, 2013 г. Фотография Янины Болдыревой

Вообще, принцип отсечения лишнего, наносного мне близок. Этот спектакль был для меня важной вехой еще и потому что я тогда была на пике требовательности к себе, что выливалось в ощущение всемогущества. Самое удивительное, что я тогда поняла, что по большому счету ничего невозможного нет. И даже когда за два дня до премьеры у меня сел голос, я все равно продолжила репетировать, не сомневаясь в том, что все пройдет гладко.  Так и случилось. Не знаю, откуда брались силы, но все получилось так, как я хотела. И я благодарна всем, кто меня поддержал, кто поверил в меня, кто был рядом там со мной. И, конечно, зрителям. Помню как после всего шла по пустой сцене на ощупь в темноте в гримерку забрать вещи. И казалось, что прямо передо мной вспыхивали и жили те образы, которые только что мы создали. Они все были там. И музыка, и стихи, и танец. И дом стоял, и лес шумел.

кто мерил солнце беспокойным шагом

кто плавил слово в безъязыкий всплеск

колодец полдня наполняя влагой

не ожидая никаких чудес

тот приручал без рук ручьи и речи

цепь букв сгибалась в лёгкий мост

так будущее положив на плечи

себя на всякий случай перерос

побудь со мною уходи останься

покуда безымянный солон зной

взгляд не закован в нежный

панцирь и не изменен позывной

Ирина Кузнецова

 

– Ты и художник, и поэт, и режиссер-постановщик спектаклей, и фотограф. Говоришь на многих языках… Так кто же ты на самом деле?

Человек, который делает то, что любит с удовольствием. :)

 Ирина Кузнецова

– Ты родилась на  Алтае, училась в Новосибирске, сейчас живешь в Москве. Как думаешь, какой отпечаток наложили на тебя города, в которых ты жила?

Об этом можно много говорить. Я бесконечно преданна своей родине, для меня это самое дорогое место на земле, но к сожалению, довольно рано появилось осознание, что прожить там всю жизнь не получится. Мир велик, жизнь порой диктует свои правила. Ну и, конечно, я бы не узнала множества людей, не сделала бы много чего интересного и классного, если бы сидела у себя в горах. Новосибирск, честно говоря, долго время я очень не любила. Холодный, некрасивый, шумный и серый город. Так продолжалось до тех пор, пока не получилось там найти единомышленников, с которыми оказалось возможно воплощать самые разные идеи, узнавать новое, делиться важным. Эти люди очень дороги мне и они, пожалуй, и являются тем ядром города, которое притягивает, хотя я уже больше трех лет, как переехала. Москва, конечно, очень отличается. Прежде всего расстояниями, отсутствием внутренней тишины, когда находишься в городе. Я помню, как даже в уютной съемной квартире рядом с двумя огромными парками я смотрела в окно и видела сотни таких же окон. В таком состоянии очень сложно было услышать свой голос, поэтому изобразительным искусством любимых больших форматов я занималась мало (показательно, что как только я переехала загород в собственный дом, обустроила мастерскую, живопись вернулась ко мне с новой еще более экспрессивной силой, все-таки для каждого занятия нужны подходящие условия, и творить на кухне при плохом свете можно, но только до определенного момента). Однако это было время другого масштабного проекта, я снимала свой фильм и погружалась в пучину отношений между людьми. Творческая Москва связана для меня с теми, кто повлиял на меня, однако наше общение не удалось продолжить, все это заставило меня сильно повзрослеть, больше ценить себя и тех, кто рядом безусловно. Я рада, что все эти перипетии позволили мне нащупать очень важную тему, которая отразилась в фильме – сложность взаимопонимая, повествование как бесцельное путешествие без начала и конца.

irina-kuznetsova3

– Расскажи нам о своем любимом городе? Вот, ты идешь по его улочкам… Что ты видишь и слышишь?

Там всегда видно горы, где бы ты ни шел, здания невысокие. Бегают собаки, белобрысые мальчишки на велосипедах, старушки с лучиками морщин, у них добродушные лица, как будто они все твои бабушки. Асфальт с трещинами, которые я помню лет с 3-х, но главное – воздух. Вечером уже ощутимо прохладный, прямо с гор, даже если днем стоит летний зной, пахнущий разнотравьем, дегтем и сладкой пылью. Все эти воспоминания фрагментарны, потому что главное место для меня там не в городе совсем. А если говорить именно о городах, мне с 15 лет очень нравится Женева, я была там несколько раз по нескольку месяцев. Особенно запомнились долгие прогулки по набережной вдоль озера, когда постепенно темнеет и небо сливается с водой, чайки и лебеди скользят по воде, город зажигает огни, в воздухе смешиваются голоса говорящих на разных языках, шорох велосипедных шин, перезвон далекого трамвая идущего к Parc de Bastion, где старики в кепках с важным видом играют в напольные шахматы, а огромные черные вороны расхаживают по траве в поисках опавших каштанов. Если подняться выше к Boulevard Hélvetique, можно увидеть, как в окнах здания Высшей художественной школы отражается закат, а в домах напротив люди зажигают огни, готовят ужин, обнимают дорогих и любимых, смеются, плачут. В общем, живут.

– В каких  городах  тебе бы  хотелось жить? Состариться с любимым человеком?

Думаю, точно где-то в горах.  Там, где я живу сейчас, просторные поля вокруг и еловый лес, однако рельефа мне отчаянно не хватает. Большая радость понимать, как велик мир, и что есть множество удивительных мест, которые, может быть, нас ждут.

– О чем ты мечтаешь?

Пожить подольше и по возможности счастливо, без страха и боли. А еще мечтаю увидеть северное сияние и завести вторую овчарку.

– Если бы тебе надо было убедить меня переехать в твой любимый город, что бы ты мне сказала?

Там ты станешь самой собой.


Ирина Кузнецова

Ирина Кузнецова – художница, поэт, режиссер. Родилась в г. Риддер, в Рудном Алтае в 1990 г. Жила и училась в Новосибирске. С 2013 года живет в Москве. Училась на отделении МДИ в НГУАДИ (НГАХА), затем в 2013-2014 на курсе иллюстрации Виктора Меламеда в БВШД (Британская высшая школа дизайна). Участвовала в международной коллективной выставке абстракции ‘Без Границ-2’ (Новосибирск, ГЦСИ, 2011). Поставила музыкально-поэтический спектакль ‘Исход’ по своему сценарию в Театре Афанасьева (Новосибирск, 2013) В 2015 году создала несколько видео-арт проектов (серия ‘пластические метафоры’: ‘fight like gods’, ‘halfsleeper at sea’, ‘lost and found heart’ — танцевальные импровизации в стиле contemporary dance как попытка высказывания средствами тела на тему цельности тела и души, поиска идентичности, потери и обретения себя в травмирующих обстоятельствах). Также в 2015 году выступала с музыкально-поэтическими концертами в Новосибирске (арт-пространство ‘Чердачок Патефон’, театр ‘La Pushkin’). В 2016 году выпустила короткометражный фильм ‘кто говорит со мной’ (съемки длились 2014-2016), фильм о поражении в коммуникации, о невозможности высказывания, о повествовании, о языке-кочевнике, о том, как важно услышать другого, когда в конце остается только один безмолвный взгляд, очищенный от смыслов. Также в 2016 году создала серию абстрактных живописных и графических работ на тему трансформации материи и вещества в тектоническом и микроскопическом масштабах. В 2015-2016 реализовала совместный проект с Андреем Щетниковым: серия графических иллюстраций для нового перевода книги Пабло Неруды ‘Камни неба’. Живопись и графика И. Кузнецовой находятся в частных коллекциях в Новосибирске, Москве, Швейцарии и США.

Писатель, фотограф, женщина, мечтатель, неусидчивый читатель, вечный оптимист. Автор книги "Время дождя. Парижские истории" (2017 г.). Занимается фотографией и арт-проектом "Города и люди". Изобретает заново вечность, заглядывает в души. Любит путешествовать, рассказывать истории и валять дурака.

Комментарии On Ирина Кузнецова: «Ничего невозможного нет»

Оставьте здесь Ваш комментарий:

Не беспокойтесь, Ваш электронный адрес не будет опубликован!

Нижний колонтитул сайта

Скользящая боковая панель

Обо мне

Обо мне

Ольга де Бенуа (@OlgadeBenoist) — писатель, фотограф, блоггер, искатель приключений, и много чего еще. Родилась в Сибири, выросла в Средней Азии, жила в России, Англии и Франции. Последние 10 лет живу в Париже. Пишу книги. Читаю книги. Занимаюсь арт-проектом "Города и люди" (интервью с артистами и интересными людьми).