Статьи блога

писательский блок

Как избавиться от писательского блока? Упражнение «Опытный рыболов»

Люсьен как-то сказал мне, что хорошему писателю по сути и не нужен сюжет. Любой предмет, событие, человек, животное, и даже намек на них может при желании стать книгой. Конечно же, я не могла с ним не согласиться. Ведь именно так я когда-то и начинала – посмотрю на какую-нибудь ерунду и раздую из нее целую историю...
Иван Полторацкий

Иван Полторацкий: «Поэт – это процесс становления поэтом»

В этом месяце в проекте « Города и люди»  участвует живущий в Сибири казахстанский поэт Иван Полторацкий. Беседа с Ваней получилась очень сложной. Мы поговорили не только о "городах и людях", литературе и роли поэта в современном мире, но и о многом другом: поэтах-полупроводниках, памяти, культуре, общественных процессах, спектаклях и даже яблоках. Как говорит Ваня, "попытались объять необъятное". А что из этого получилось - судить вам!
Анастасия Ольшевская

Анастасия Ольшевская: «Как написать психологический детектив»

Анастасия Ольшевская — писатель, автор детективов, литредактор и, как она сама себя называет, «мать и мачеха», воспитывающая пятерых детей. Жила в Самаре, Москве, Санкт-Петербурге и на острове Пханган, в настоящее время живет в Праге. Настя расскажет нам, почему «Главный редактор» — «не настоящий» психологический детектив, что общего между мэйнстримом и камышом, о своих любимых городах и о том, как надо правильно мечтать.
иммиграция

Ольга Пети: «Одна семья, две страны, три иммиграции»

Мы познакомились с Ольгой Пети, когда она написала мне в октябре прошлого года, предложив рассказать необыкновенную историю своей семьи. Ее рассказ меня совершенно очаровал, и я работала над этим интервью почти 8 месяцев, пытаясь найти верные слова, откладывала его и возвращалась к нему снова. Многие семьи в XX веке были вынуждены покинуть свою Родину и привыкать к жизни в чужой стране. Многие остались, даже когда предоставилась возможность вернуться. Некоторые уехали назад. Это рассказ о русской белой иммиграции и о репатриации, но и не только. Это рассказ о любви и долге. О творчестве. О смысле жизни. Это история о тех, кто был рожден "между двух стульев на трети века".
набережная Сен Мишель

Нотр Дам, набережная Сен Мишель и книжная лавка «Шекспир и Компания»

Можно без преувеличения сказать, что набережная Сен Мишель – одно из моих любимых мест в Париже. Да, знаю, что здесь очень много народу и в солнечные воскресные дни тут просто невозможно протолкнуться. Но у меня оно связано с самыми прекрасными воспоминаниями о моих первых годах во Франции. Здесь всегда шумно и весело, много молодежи (конечно, ведь рядом — Латинский квартал с Сорбонной и другие университетами), уличные музыканты играют Боба Дилана и прочих великих американцев и даже солнце светит с особым пылом. Особенно на набережной, где можно сидеть на ступеньках и смотреть на проплывающие мимо кораблики и махать сгрудившимся на палубе туристам.
парижский Монмартр

Весна на Монмартре: сакура, виноградники и город на холме

В Париж безоговорочно пришла весна: повсюду цветут магнолии, сакура, вишневые деревья и тюльпаны. Город сияет, он похорошел, как влюбленная женщина. Хочется гулять, танцевать, валять дурака, пить вино на террасах кафе, подставив лицо солнцу, в общем наслаждаться светом и теплом, которых мы все так долго ждали... Делюсь с вами фотографиями весеннего Монмартра. Цветы, цвета и много-много радости.
Машины острова Нант

Чудеса инженерной мысли. Машины острова Нант

Если вы никогда не слышали о Машинах острова Нант (фр. Les Machines de l'île), то хочу вас поздравить: вас ждет потрясающее приключение, о котором вы могли только мечтать в детстве, когда зачитывались книгами великих путешественников или играли в компьютерные игры. Сегодня я расскажу вам о моей поездке в Нант и об одном из самых удивительных парков аттракционов во Франции (а, может, и во всем мире). Держитесь покрепче – мы отправляемся в потрясающее путешествие
Елена Рид проект Города и люди

Интервью с Еленой Рид: «Я – ронин, самурай без господина»

Сегодня в проекте «Города и люди» участвует прекрасная Елена Рид – яркая поэтесса, литературный критик и незаурядная женщина. Она расскажет вам о Санкт-Петербурге и Академгородке, о «боях поэтов», о Японии и айкидо, а также о питерских литературных сборищах. Ну, и, конечно, о любви. Встречайте!
ботанический сад Париж

Ода любви Парижу

Париж весной, когда радостные, только что проснувшиеся после зимы деревья тянут в яркое небо свои черные ветви. Потом они, конечно, покрываются цветами и купаются в солнце, которое согревает сердце, вселяя в него надежду на лучшее будущее и великие свершения. И ты расцветаешь вместе с городом. Иногда весной моросит освежающий дождь, которому хочется подставить свое лицо и поверить раз и навсегда, что начинается новый цикл в твоей жизни.
сбежавшие ноты

Сбежавшие ноты

"Кто-то решил бы, что Шарль-Луи — чудак, хотя и довольно безобидный. В своем неизменном сером плаще и широких фетровых штанах, с клетчатым шарфом на шее и видавшей виды синей шляпой на голове, он казался персонажем, сбежавшим со старой открытки. Он заходил в букинистические лавки на Сен Мишель, листал подержанные книги, крутил в руках виниловые пластинки с забытыми джазовыми и рок-звездами прошлого века и неизменно возвращался домой с огромной сетчатой сумкой, наполненной альбомами, дисками и нотами. Только здесь, в этом потрепанном, пыльном, подержанном мире искусства и музыки, Шарль-Луи был в своей стихии".
французские головоломки

5 французских средневековых задач и головоломок

Попробуйте разгадать французские средневековые головоломки, которые я перевела, вольно пересказала и откомментировала специально для вас. Вы наконец-то поймете, в чем заключается парадокс Маймонида, узнаете кое-что о Квазимодо, о прекрасной даме Фредегонде и ее аптекаре, ну и научитесь считать страницы древней рукописи.
ноябрь в Париже

Мой ноябрь в Париже

Вот и подошел к концу очередной ноябрь. Такое ощущение, что в этом году он тянулся как-то особенно долго, казался почти бездонным. Как я ни старалась впихнуть в него как можно больше событий, свершений или эмоций - все в нем умещалось, и ноябрь никак не заканчивался.

Василий Лабецкий: «Красота в глазах смотрящего»

Мне несказанно повезло: не каждому читателю, прочитавшему книгу, восхитившую его до глубины души, представляется возможность взять интервью у автора и расспросить его о том, как создавалось его произведение. Предлагаю вашему вниманию нашу беседу с Василием Лабецким о его недавно вышедшей книге "Сады Ябоневни". Он расскажет вам о своих путешествиях в Азию и в дебри подсознания, о восточной философии и о любви, а также о "садах Ябоневни", цветущих в мистическом городе, которого нет на карте.
золотая осень в Санкт-Петербурге

Золотая осень в Санкт-Петербурге

Что может сравниться с золотой осенью в Петербурге? Возможно, только пронзительный октябрь в Париже, буйство красок в Новой Англии и в лесу Фонтанбле, по которому я гуляла на выходных, и, конечно же, головокружительная осень в сибирском Академгородке, с которым у меня связано столько незабываемых воспоминаний. Давайте сегодня мечтать об осени, любить осень, наблюдать ее за нашим окном. Пусть наше сердце бьется быстро-быстро в ожидании новых знакомств и чудес, пусть все будет по плечу, пусть волосы развеваются по ветру, а в кармане плаща лежит карта нового города, который вы только-только открываете для себя.

Скользящая боковая панель